Земли карельской скальд: история незрячего писателя Леонида Авксентьева

Тифлокомментарий: на фиолетовом фоне с цветочным орнаментом цветная фотография в круглой рамке. Зима в лесу. У ствола дерева стоит Леонид Авксентьев. Это мужчина плотного телосложения в джинсах и красной удлиненной куртке. На его голове— серая вязаная шапка, на руках — перчатки. Взгляд Леонида расфокусирован.

Есть в Петрозаводске место с поэтичным и нежным названием Беличий остров. Царит там та особая атмосфера, которую может создать только природа. По дорожке неспешно идет человек с белой тростью. Рядом степенно вышагивает собака. Ее амуниция говорит о том, что это собака-проводник. Обычная прогулка, но, может быть, именно сейчас рождаются новые поэтические строки или обдумывается сюжет рассказа.

Знакомьтесь, это Леонид Борисович Авксентьев, автор прозаических и поэтических сборников, призер литературных конкурсов, лауреат международной премии «Филантроп», член карельского представительства Союза российских писателей, заслуженный работник культуры Республики Карелия.

Мы поговорили с ним о творчестве, книгах и о том, как рождаются сюжеты.

— Леонид Борисович, расскажите, пожалуйста о себе. Откуда вы?

— Родился я в поселке Ильинский Олонецкого района Карелии. Олонец — старинный город, в прошлом — крепость. Наш дом стоял прямо на берегу реки Олонки. Мы с ребятами очень много времени проводили на реке. Сейчас она уже не такая: появились дачи, ангары, много моторок стало. В моем детстве Олонка была дикой рекой, очень живописной и какой-то уютной. Мой первый сборник стихов называется «Солнечная река». Это она — моя Олонка. Есть и стихотворение с одноименным названием. На эти слова написана песня.

«Много рек на земле превосходных,

Но такая, как ты, одна,

Где над кромкою леса восходит,

Накупавшись в тебе луна».

Я был обычным деревенским мальчишкой. В 15 лет заметил, что один глаз стал хуже видеть. Обратились к окулисту, но диагноз был поставлен неправильно, лечение назначено неверное. В результате старший класс я заканчивал уже в специальной школе. Срочно пришлось осваивать шрифт Брайля. Со временем зрение совсем исчезло.

— А с чего начался ваш творческий путь?

— Началом творческого пути можно считать год, когда я пришел работать на петрозаводское учебно-производственное предприятие ВОС. А было это в далеком 1968 году. Тогда очень была развита художественная самодеятельность, уровень участников достигал весьма высоких показателей. Я активно включился в эту жизнь. Играл в ансамбле на контрабасе, затем в ВИА на ударных. Занимался в драматической студии, увлекся декламацией. На одном из республиканских чтецких конкурсов меня увидел режиссер народного театра Дома культуры железнодорожников и пригласил сыграть главную роль — роль Дон Кихота в пьесе Володина «Дульсинея Тобосская».

В том театре сыграл я не одну роль. Когда пришла перестройка, дом культуры продали, а театр прекратил свое существование. Тогда я начал писать стихи. Мой режиссер, Серебров Василий Сергеевич, тогда сказал: «Ты не мог этого не сделать. Творческая натура найдет способ выразить себя». Сам я тоже сейчас так считаю. Освободилась ниша: эмоциональная, интеллектуальная, да и просто временная, и она заполнилась.

— Вы помните свое первое стихотворение?

— Я всегда мог написать поздравление для кого-то или дружеский шарж, но первое серьезное стихотворение у меня появилось в 1999 году. Я прочитал его на вечере, посвященном столетию со дня рождения Пушкина. Написалось оно практически полностью во сне. Утром я только добавил некоторые забывшиеся слова. Потом стали возникать разные темы: о театре, о школе, о природе, о нашем крае. Жизненные впечатления отразились: съездил в Пятигорск, увидел место дуэли Лермонтова, появилось стихотворение.

— А как вы пришли к прозе?

— Здесь подключилась сама жизнь. Мы ехали с родственником в сторону моей малой родины. Около одной деревни встретилась нам на дороге женщина с двумя ведрами ягод и собакой у ног. Запечатлелась у меня эта картинка. Прошло года два, а она периодически всплывала, не давала покоя. Я решил, что мне надо это записать. Так появился рассказ «Петровский мини-рынок».

Через некоторое время руководитель петрозаводской литературной студии «Свой голос», в которой я занимался, рассказала, что Норвегия объявила конкурс рассказов. Одним из его условий был пункт о том, что представляемый рассказ не должен быть нигде опубликован. И вот Надежда Васильева, так зовут руководителя, убедила меня отправить мой рассказ на этот конкурс. К моему удивлению он занял первое место. Мы ездили в Мурманск, где находится консульство, там была организована церемония вручения премии. Все было очень торжественно и достойно, остались приятные воспоминания.

Потом я написал рассказ «Резерв главного командования», который напечатали в нашей газете «Север». С тех пор я с прозой не расстаюсь. В последнее время пришел к выводу, что я все-таки больше прозаик. В прозе могу выразить все свои мысли и чувства. Со временем накопилось рассказов на несколько книжек. Стихи сейчас редко случаются, но, слава богу, случаются.

Фото: Unsplash, автор: Георгий Трофимов.

Тифлокомментарий: цветная фотография. Осенний пейзаж в лесу. Солнечный день. На берегу водоема, заросшего желтой высокой травой, растут березы с густой желтой листвой, выше на склонах стоят высокие зеленые сосны. Над ними — ярко-голубое небо.

— Что это за литературная студия и как вы в нее попали?

— Литературная студия «Свой голос» собрала людей разных профессий, которые серьезно увлекаются литературным творчеством. Почти все ее участники со временем становятся членами Союза российских писателей, его карельского представительства.

После пяти лет занятий в студии мои работы были отправлены в Москву. Через год пришел ответ и членский билет Союза российских писателей. Это было в 2011 году. В 2012 году мне присвоили звание Заслуженный работник культуры Республики Карелия. Студия наша дала мне очень много. Там я познал теоретические основы писательского мастерства, немаловажную роль сыграли и отзывы коллег. Хочу отметить, что обсуждения наши проходят в корректной и доброжелательной форме. Мы часто встречались и продолжаем встречаться со взрослыми и с детьми. Нас приглашают библиотеки и школы Карелии всем коллективом на литературные встречи.

— Расскажите о ваших книгах.

— Когда стало известно, что я пишу стихи, заведующая республиканской библиотекой для слепых предложила мне издать книгу. Накопил я тогда стихов на небольшой сборник, он вышел и по Брайлю, и плоскопечатным шрифтом, и в звуковом варианте. Назвал я его «Солнечная река». Председатель первичной организации ВОС предложила послать его на соискание международной премии «Филантроп». Я согласился, хотя и понимал, что до настоящих стихов мне еще далеко. К моему удивлению этот сборник получил вторую премию. Это было в 2004 году. А с 2003 года я начал участвовать в поэтических конкурсах самодеятельных поэтов ВОС. На первом из них стал лауреатом первой премии, потом тоже занимал призовые места. С 2011 года мне предложили работать в составе жюри, что я с удовольствием и делаю.

Мой первый сборник прозы назывался «Куда уходят сны» по одноименному рассказу. Затем был сборник рассказов «Капля смолы на пыльном стекле». Эта книга была отмечена главной литературной премией Карелии «Сампа». Поэтических сборников у меня вышло четыре. Выходили и смешанные сборники — стихи и проза. Это «Похолодание» и «Исключительный случай». Книги выходили в петрозаводском издательстве «Версо». Одна книжка вышла в Таганроге.

Фото: Unspalsh.com

Тифлокомментарий: цветная фотография. На широкой деревянной поверхности на фоне теплых размытых огней лежит раскрытая книга в твердом переплете.

— Какие чувства вас охватывают, когда держите в руках свою изданную книгу?

— Чувства непередаваемые. В этот момент я понимаю смысл выражения «мысли материальны». Вот они, твои мысли, у тебя в руках, и к другим людям они пойдут. Я не вижу текста, но запах типографской краски просто пьянит. Здесь и волнение, и радость, трудно описать.

— А как возникают сюжеты ваших произведений, связаны ли они с реальной жизнью?

— Сюжеты возникают совершенно по-разному. Некоторые беспокоят несколько лет, прежде чем вылиться в рассказ. Одно впечатление жило во мне 50 лет, прежде чем отразилось в стихотворении. Мальчишкой я нашел на берегу письма, почти все они размокли в воде — только одно сохранилось. Оно было в конверте со штемпелем — солдатское бесплатное.

Иногда, когда садишься, еще не знаешь, о чем будешь писать. Однако, достаточно первой строки, сюжет начинает раскручиваться очень быстро. Сам удивляешься порой, откуда берутся и повороты рассказа, и детали жизни героев. Одно могу сказать: все мои герои для меня живые люди, как будто я их встречал в жизни. Хотя все-таки в большей степени они и их мир созданы моей фантазией.

Несколько стихотворений у меня связаны со Швецией. К нам в Петрозаводск приезжал известный шведский писатель Бенгт Похьянен, а затем я через него получил приглашение от Шведской королевской академии искусств на литературный фестиваль малых народов. Моим переводчиком там была Наталья Хедлунд. Познакомился и с ее мужем — спортсменом, замечательным музыкантом и высококлассным звукорежиссером Стигом Хедлундом. Это незрячая пара. Я посвятил стихотворение Стигу.

Стихи Бенгта Похьянена я перевел на русский язык, пользуясь подстрочником. Есть у меня и стихотворение, посвященное книге шведского коллеги, которая называется «Сын главаря контрабандистов». Ее подарил мне Бенгт в аудиоварианте на русском языке. Мои стихи он переводил на шведский. Сейчас я работаю над детской книгой о Лешке Борисове. Это книга о моем детстве, главного героя я пишу с себя.